Владимир Белошеев

Владимир Белошеев

Живёт Мурманске

Отмечен ведущими творческих мастерских на VII форуме 2017 года

Рекомендован к участию в финальных семинарах "Осиянного слова" на VIII форуме 2018 года и IX форуме 2019 года

Дипломант XIV форума "Осиянное слово" 2017 года, XV форума "Осиянное слово" 2018 года и XVI форума "Осиянное слово" 2019 года

Сведения об участнике приведены на ноябрь 2019 года

Созвездие волка

Рассказ (отрывок)

Андрей замер на снегоходе, стараясь вовсе не шевелиться. Думал, так будет теплее. Вчерашнюю метель сменил крепкий январский мороз, и темное кожаное сиденье сделалось жестким и скользким. Солнце висело над макушками деревьев и лучи, пробиваясь сквозь низкие облака цвета вымокшей волчьей шкуры, окрашивали вечер серым. «И зачем мне эта поездка?», - вздыхал Андрей, недоверчиво рассматривая черные косматые унты на толстой войлочной подошве.

Позади стояли еще два снегохода. Двухтактные моторы прогревались и перекрикивали друг друга. Мужики крепили к снегоходам волокуши, таскали рюкзаки, металлические канистры с бензином и маслом.

Кто-то похлопал Андрея по плечу. Он обернулся и увидел мужика в куртке апельсинового цвета, тот что-то сказал. «А?! – выкрикнул Андрей, стараясь звучать громче галдящих моторов, - Не слышу!».

Мужик, подзывая, махнул рукой и направился к волокушам, но Андрей остался. Он рассматривал рукавицы – плотные, мохнатые, в них невозможно сжать кулак: «Главное теплые».

***

В деревню на границе Карелии и Мурманской области Андрей приехал из города только вчера навестить тетю.

Тетя Галя приготовила печеный картофель с жареной лосятиной: «Все свое, все здешнее». По-соседски на ужин заглянул ее друг Николай - рослый, крепкий мужик с широким лицом. Дядя Коля, поглаживая точно изъеденные оспинками щеки, объяснил:

- Отпечаток соли, ветра и заката, – и уточнил, улыбаясь, - С приятным лососевым отливом.

Ничего такого Андрей не увидел, отчего продолжал слушать без особого интереса.

- Больше двадцати лет матросом, – кивнула тетя Галя.

- Моряцкую мудрость хочешь?

Андрей прищурился.

- Значит, как - сталь сменила дерево, атомные двигатели взамен паровых. Электрика. Спутники. Что думаешь, покорили море?

Андрей повел плечами.

- Неа, – довольно протянул дядя Коля. – Мы не хозяева природе, не семья и даже не стая. Как и прежде, мы - гости. Сколько раз бывало, ветер кренит - вот, вот опрокинет; волна схватит и подбросит рыболовный траулер, точно коробок спичек. Но к морю не только с опаской и с уважением нужно, но и...

- Не пугай мне мальчика, – вступилась тетя Галя.

- Мальчика? – переспросил Николай, оценивающе разглядывая Андрея. Тот неловко заерзал. Дядя Коля какое-то время молчал, поглаживая щеки. Вдруг взгляд его, словно нащупав берег, вспыхнул и заиграл:

- А давай-ка я тебя завтра в лес свожу!

- В лес? – поперхнулся Андрей, – А зачем?

- Не теряйся, дело предлагаю! – решительно настаивал дядя Коля, и по-отцовски обнял так, что у Андрея заломило в плечах.

Андрей, глубоко вздохнув, согласился.

- Ну, какой лес, какой лес, – суетилась тетя Галя. Она не отходила от племянника, и следила, чтоб доедал и брал хлеб. Галя не видела Андрея больше года: «Вроде подрос с выпускного. Ах, жаль сбрил те забавные редкие усики. Интересно, у него есть подружка?».

- Теть Галь, посидите хоть минутку. Сам справлюсь с посудой, - настаивал Андрей, собирая со стола, - хорошо, что у вас нагреватель. Холодную воду совсем не переношу.

После пили сборный чай с травами. Слушая Николая, тетя Галя разглаживала складки на белой хлопковой скатерти, и больше молчала. Андрей смотрел в окно. Ветер разбрасывал колючий снег, заметал и ровнял. К утру точно не останется ни одной тропинки, ни одной дорожки.

- Хорошо метет, - волновался Андрей, - слишком хорошо.

***

Дядя Коля ввалился в дом рано утром, застав хозяев за завтраком. Он принес гору зимней одежды и, обстучав ботинки в прихожей, присмотрелся: «Вроде рослый, должно подойти». Николай свалил обновки кучей и сходил за обувью.

- Коля, может чайку?

- Спасибо, Галь, - он присел к столу и продолжил. - На озере изба. До нее километров 40. На снегоходе это часа два, ну может два с половиной.

- Правда, Карелия – край тысячи озер?

- Так и есть, Андрюха, сам увидишь.

Андрей примерял вещи и, глядя в зеркало, точно не узнавал себя.

- … в избе рыбаки, трое, а снегоход один. Уговор был, что приеду за ними сегодня. Вот и тебе прогулка.

Подворачивая рукава свитера, Андрей кивнул.

- С нами еще двух мужиков позвал. Бывшего МЧСника и деда. МЧСника сразу узнаешь, - дядя Коля рассмеялся, откинув голову, – по нему видно. Он в деревне недавно, но мужик кажется хороший. А с дедом внук поедет. Тот тоже в гостях. Будет вас пара, - и Николай вновь рассмеялся, но как показалось Андрею, сделал это напоказ громко. Тетя Галя улыбнулась и поправила прическу. Николай кивнул - Унты еще. Хорошие. На волчьем меху. Примерь.

Словно два диких зверя они ощетинились и прижались к входной двери. Все им было чужое в доме, и перед тем как надеть, Андрей скорее интуитивно погладил каждого. С носком унты пришлись впору.

***

Похлопали по плечу. Андрей повернулся. Перед ним снова стоял МЧСник. Склонившись, тот прокричал: «Чего сидишь? Пошли!».

Не торопясь, Андрей повернулся и спрыгнул на плотный наст. В унтах ноги ступали крадучись и плавно, и Андрею понравилось это ощущение.

Мужики крепили волокуши к снегоходу МЧСника. От мороза защелка прицепного не поддавалась. МЧСник подсказывал, как толкать, чтоб ушко крепления заскочило, но Дед и Николай колко шутили и отмахивались.

- Чего это он раскомандовался? - нахмурился Андрей, глядя на МЧСника. В стороне скучал невысокий мальчик. «Класс третий - пятый, - прикинул Андрей, - Видимо отогнали взрослые, и теперь тот, не мешаясь, наблюдает». Андрей, молча, встал рядом.

- Штаны в сапоги заправьте. Так снегу меньше набьется, - посоветовал Артемка, важно сунув руки в карманы.

Штанины собрались гармошкой кверху и Андрею, правда, было неудобно. Он ничего не ответил, но заправил.

- А ты чего? - бросил дядя Коля. - Дуй к нам! Толкай ее!

Андрей взглянул на мальчика, но тот не шевельнулся. Вздыхая и цепляя снег носками сапог, Андрей пошел помогать.

- Раз! И раз!! – кричали в голос.

Удалось. Защелка цокнула, но застыла, не захлопнувшись.

- Пойдет! – торопил дед, – нам ехать-то.

Дядя Коля представил Андрея и продолжил:

- Точно говорю! Уже пили бы чай в избе, да МЧСник со своими «тянитолкаями»!

Громко засмеялись, и МЧСник тоже улыбался, но неохотно:

- Ну, дайте сказать, - успокаивал он, – глуши моторы.

Казалось, в наступившей тишине стал различимым скрип веток, задевающих солнце. Воздух, зажатый меж снега и облаков, точно гудел.

- Лед встал плохо, - начал МЧСник, - в местах проток полыньи, - мужики молчали. – Поедем осторожно, и не жмитесь друг к другу, чтоб успеть свернуть, - МЧСник посмотрел на Андрея и продолжил, - если что. Почувствуете, вязнете в воде, добавьте газу. И ходу! От берегов подальше, подо льдом пустоты, - закончив, он отошел к своему снегоходу и еще раз проверил волокуши.

- Не боись, не утонем, - подбодрил Николай, и мужики зашумели, но смех был странный, теперь будто фальшивый и нарочито громкий. И Андрей с Артемкой смеялись так же.

- Ерунда все это, - продолжал Николай, - Ишь, важничает. В конторе, поди, только бумажки перебирал.

- Зачем так? – удивился Андрей, усаживаясь позади Николая. Слова МЧСника показались ему правильными.

Снегоход Николая встал первым. Следом МЧСник и дед. От горизонта солнце отделяло два пальца, а значит, до захода оставалось не больше двух часов. Впереди ждала тысяча озер, лес, изба, снег, много снега, снежный горизонт и нечто одновременно манящее и пугающее.

- Едем! – крикнул Николай и выжал газ.

Мужики тоже что-то закричали. Закричал и Артемка, но что, слышно не было. И Андрей, совершенно неожиданно для себя, глубоко вдохнув и выставив подбородок вверх, тоже затянул что-то громкое и протяжное.

Шумно, с ревом, выбрасывая из-под гусениц рассыпчатый снег, на условленном друг от друга расстоянии, мужики въехали на озеро.

***

Мчались цепочкой. На ходу мелко подбрасывало, а в поворотах кренило. Спина дяди Коли спасала от ветра, и Андрей прижал голову. На заснеженных, высоких берегах деревья росли неплотно, кое-где виднелись большие серые валуны. Гулкий треск льда, продавленного тяжестью снегохода, заставил Андрея сжать рукоятки с такой силой, что через пару минут пальцы устали и заныли. Он не смог заставить себя ослабить хватку и держался уже через боль.

Дядя Коля прокладывал путь прямо, но иногда приходилось объезжать острова, и тогда делал крюк. Андрей заметил, что мужики отстали, кое-где вовсе пропадали из виду:

- За нами остается широкий след. Не должны потеряться.

Надрыв мотора и грубый рывок. Андрей едва не опрокинулся через спинку, и пальцы, казалось, вот-вот разожмутся. Он снова прижался к Николаю и зажмурился, словно перестал дышать. Андрей, конечно, не видел, как вода из-под гусеницы шелестит в стороны, как темным пятном на светлой скатерти полынья даже издалека остается различима.

Снегоход проехал по краю, но след тонул и темнел. Другие взяли левее, в сторону от берега. Андрей выглянул, и ветер противно ударил в глаза. Впереди чернело еще несколько пятен. Всякий раз когда снегоход с хрипом дергал, Андрей желал лишь одного - лишь бы мотор не заглох, пока они едут по воде!

Вскоре озера сменились пролеском. Николай, привстав на колено и раскачивая снегоход, объезжал деревья. На опушке встали.

Лес остался за спиной и слева. Николай заглушил мотор, чтоб не тратить бензин и слез размять спину:

- Большую часть проехали, - сказал дядя Коля, выгибаясь.

Андрей не знал, где окончательно потерял мужиков из виду и теперь прислушивался. Ничего.

- Может, чаю? - покончив с разминкой, Николай достал рюкзак.

Делая большие глотки, Андрей пожимал плечами:

- Думал, замерзну.

Николай, вглядываясь в лес, обошел снегоход:

- Дело привычки, - он указал рукой в сторону. - Смотри! – на границе леса, шагах в двадцати от них, под кривой лысоватой елкой чернело. – Это лось.

Испуганно Андрей привстал на снегоходе:

- Как лось? Не похоже.

Николай, поглаживая щеки, указал на следы, что петляли от туши к лесу и вновь возвращались:

- Волки. Съели почти целиком. Только шкура осталась, да может еще копыта.

- Волки? – Андрею сделалось неуютно. Он заерзал на снегоходе и сморщился. В животе неприятно скрутило и закололо.

- Здесь бродит небольшая стая. Пару месяцев назад насчитал пятерых. Полярные, - Николай рукой указал рост примерно в пояс, - А лапы в два кулака! – но Андрей не посмотрел. - Не трусь. Сытые. Позавтракали они хорошо, - Николай сделал еще шаг к туше, рассматривая, и продолжил. – Стемнеет скоро. Что-то не едут, - добавив, - Не случилось бы чего.

Легкий ветерок со стороны леса, как показалось Андрею, отдавал сладковатым запахом. Язык почувствовался во рту сухой тряпкой. Андрей с отвращением вывалил его. На спине, вызывая мурашки, проступил пот. Смерть лежала в десятках метров от него. Нагая, неприкрытая, честная.

По телу пробежала мелкая дрожь, но Андрей не отвел взгляд. По малой орбите из виска в висок стучали пугающие догадки: «Как легко здесь умереть. Как страшно». Вопросы следовали слишком простые, но ответов не было: «Как жить за секунду до… Сам смог бы спастись? А спасти?».

Он спрыгнул со снегохода, и унты провалились почти на треть. Андрей тут же выдернул ноги и испуганно отбежал в сторону. Образовавшиеся лунки заполнила вода земельно-коричневого цвета. Прижавшись к горизонту почти вплотную, солнце расчесало лес яркими полосами, но там, где оставался лось и утонули следы, лежала тень. Андрей отшатнулся.

- Под нами болото, но большой воды нет, - мягко начал Николай, заметив, как Андрей пятится, - И полыньи не бойся. Лед на озерах встает слоями как чайный гриб. Видел? Если надломится верхний, другие удержат какое-то время… - Николай насторожился, - Слышишь? - беспокойной мухой со стороны леса жужжал мотор. - Едут!

Николай схватил рюкзак и, сунув термос, уставился на дорогу. Наконец из леса выпрыгнул снегоход. МЧСник махал рукой и что-то кричал. Дед не появлялся. Наконец крик стал различим: «Утопились!!!».

Прыжком Николай оказался за рулем и повернул ключ. Мотор сухо рыкнул. Он повернул ключ снова: «Да, чтоб тебя!».

МЧСник, остановившись вплотную, по-козьи дрожа подбородком, орал: «Утопились!!!». Николай бросил Андрею перчатки и теперь быстрыми рывками за шнур пытался завести вручную. Не получалось. МЧСник, зашелся кашлем. Николай откинул крышку мотора: «Только б не свечи!». Обернувшись к лесу, где темнели останки, Андрей замер. МЧСник прохрипел несколько раз что-то невнятное и выдал:

- Только «носик» торчит!

Андрей зажмурился и спрятался в рукавицы. Николай пошатнулся:

- Чей, к чертям, носик?

- Волокуш, - прошептал МЧСник.

- А мужики где?

- Так там остались, - МЧСник попятился, совсем уж медленно добавив, - у волокуш.

Николай сжал кулаки, и это было заметно. МЧСник, соображая, заговорил быстро и сбивчиво, - Прицепное сорвалось. В полынье. Как по закону. Я проскочил. Волокуши под водой. Только «носик» торчит, - он повернулся к Андрею, – крепеж такой.

Сдвинув шапку назад, Николай, уже не торопясь, в полный ход дернул шнур. Мотор охотно заурчал. «Едем, брат» - устало вздохнул Николай и Андрей запрыгнул на сиденье. Не обращая внимания на МЧСника, они развернули снегоход.

- Мужики, ну вы чего?! - жалобно захрипел тот и поторопился следом.

- Какой же он все-таки дурак, - подумал Андрей, вновь прячась за Николаем.

Copyright © 2019 Владимир Белошеев
Отрывок публикуется в авторской редакции