Капитан Грэй

форум-фестиваль поэтической песни и литературы малых форм

Мария Пелевина

Мария Пелевина

Живёт в Мурманске

Студентка Мурманского филиала Санкт-Петербургского Юридического Института

Участник литературного объединения при Мурманском областном отделении Союза писателей России

Публиковалась в газете "Мурманский вестник", сборнике "МурманЛит OFF-LINE"

Лауреат областной литературной премии имени К.Баёва и А.Подстаницкого

Дипломант I степени в номинации "Проза" на I фестивале 2011 года

Сведения об участнике приведены на конец октября 2011 года

Любовь к деньгам

Антон Филиппович очень любил деньги. Каждую полученную купюру он любовно разглаживал, поворачивал и бережно опускал в свой кошелёк. В кошельке его всегда царил безупречный порядок: деньги лежали аккуратно, строго по своим отделениям: копеечка к копеечке, рублик к рублику, десяточка к десяточке.

Антон Филиппович, сколько себя помнил, всегда жил в тесненькой квартирке, годами носил одни и те же, по нескольку раз, штопанные вещи, отказывал себе во всяческих удовольствиях, не курил, не выпивал, не гулял с женщинами, даже на службе не участвовал в массовых мероприятиях.

По утрам Антон Филиппович питался овсяной кашей на воде, днём старался вообще не есть или перехватить на ходу что-нибудь дешёвое, а вечером, как он считал, есть вредно, да и вообще на ночь много не едят.

Антон Филиппович всегда ходил пешком, никогда не посещал театров, музеев, кино и старался как можно меньше находится на свежем воздухе, потому что так можно «нагулять» аппетит, а это совсем ни к чему.

Единственным любимым занятием Антона Филипповича было пересчитывание денег. Он часами мог разглядывать свои бумажки и монетки, как бы изучая их; они так грели душу!

Хранил Антон Филиппович деньги у себя в кошельке, с которым никогда не расставался. Хранение денег дома он считал небезопасным, потому что квартиру всегда могли обворовать, в банке – нецелесообразным, ведь хоть изредка, но за обслуживание банка нужно было платить. К тому же, когда Антон Филиппович носил деньги с собой, он переживал удивительное спокойствие.

Когда кошелёк распухал до того, что его невозможно было закрыть, Антон Филиппович вынимал оттуда все деньги, пересчитывал, аккуратнейшим образом складывал и относил в приют для бездомных животных. В приюте он был дорогим гостем, его очень любили: Антон Филиппович всегда был вежлив, немногословен и постоянно улыбался. Даже при выходе из приюта улыбка не сходила с его лица, он чувствовал себя полностью счастливым оттого, что уже рисовал в воображении, как он получит и опустит в кошелёк следующую купюру. А потом ещё одну и ещё. И ещё, и ещё, и ещё… Кошелёк будет наполняться, счастье Антона Филипповича расти. Затем кошелёк снова распухнет и тогда Антон Филиппович опять отдаст деньги в приют и можно будет начать всё сначала. Так думал Антон Филиппович каждый раз, выходя из приюта. Антон Филиппович очень любил деньги.

Трое суток

В этом отделении для тяжелобольных было принято умирать лицом к стенке, чтобы другие не видели ничего лишнего.

Максим Максимович очень любил поспать на боку, особенно на правом, а если ещё можно было отвернуться к стенке, то это бывал самый прекрасный сон, какой только мог бы быть. Максим Максимович, обнаружив возможность поспать на правом боку, отвернувшись к стенке, тут же ею воспользовался. Отделение, конечно, не ахнуло, но с удивлением посмотрело на решение новоприбывшего.

Через некоторое время появился врач. Увидев Максима Максимовича, повернувшегося к стенке, тут же подбежал к нему, присел на край кровати и стал отчаянно теребить своего пациента.

Максим Максимович не спеша повернул голову в сторону врача и уже почти что открыл рот для вопроса «в чём дело?», но увидевши выражение лица врача, тут же передумал. Никогда ещё Максим Максимович не видел паники на лицах врачей. Теперь же он крайне удивился: брови врача были вскинуты вверх, очки упали на кончик носа, глаза сверкали, в это время врач не переставал теребить его, а тут ещё и усы врача задвигались быстро-быстро, как бы подавая SOS:

– Вы что, Вам ещё рано!!!, – выбили первые слова усы. Казалось, что говорит не сам врач, а его усы.

– Да ведь времени-то уж сколько прошло, – хотел было возразить Максим Максимович, безуспешно пытаясь отыскать взглядом часы. Он решительно не находил ничего дурного в том, чтобы немного поспать.

Но усы не унимались:

– О чём Вы толкуете, у Вас ещё всё впереди!

Максим Максимович никак не мог понять настроений врача и одарил его недоумённым взглядом, но тот ничуть не смутился.

Максим Максимович, всё ещё крайне удивлённый, решил уточнить:

– Позвольте, а когда же я смогу…

– Не беспокойтесь, сможете. Мы Вам поможем и всё сможете. Суток через трое., – отстучали, проникнутые оптимизмом, усы.

Максим Максимович был человеком понятливым и ему не нужно было повторять одно и то же по многу раз.

Спустя трое суток Максим Максимович умер.

Человек, который нёс свой огород

С пригорка спускался человек. Издалека было видно, что это старик, т.к. походка его была неспешна, спина сутула и сопровождал он себя невнятным бормотанием. Все в нем было обычно, привлекло лишь одно – то, что он нес на спине. Это было похоже на кузов от брички, напоминавший большой деревянный ящик. Старику было очень тяжело его нести. Передвигался он очень медленно из-за того, что боялся уронить свой драгоценный груз.

Это был огород Ивана Ильича. Иван Ильич был человеком, который нес на себе свой огород. На этом огороде росла капуста в форме огромных зеленых яблок и морковь, которая, как казалось, будто на посмешище, вкопана в землю лишь наполовину. Так же рос лук, который был похож на обыкновенный куст сорной травы.

И тут Ивана Ильича случайно задел проходивший мимо мужчина, который явно куда-то спешил. Но даже небольшого толчка хватило для того, чтобы старик споткнулся, упал и уронил свой огород…

Капуста покатилась по тропинке и плавно превратилась в арбуз, морковь исчезла, а лук пророс в земле. Иван Ильич лежал на земле и пытался подняться, но не мог, т.к. земля стала глиной, перемешанной с грязью, и создалось месиво, в котором трудно было находиться. Но Иван Ильич сделал усилие и встал. Он устало опустил руки на колени и медленно покачивал головой из стороны в строну, в знак полного его отчаяния и безнадежности ситуации. Иван Ильич хотел погрозить кулаком в след уходящему мужчине, но вместо этого тихонько заплакал и с горечью сказал: «Эх ты, я ведь уже два года ношу свой огород и не могу его продать…». Несмотря на то, что мужчина ушел, кажется, довольно далеко и, вроде бы, куда то спешил, несмело развернулся и добежал до старика. Воровато озираясь по сторонам, он стал быстро собирать все обратно и, вскоре огород был восстановлен. Иван Ильич и незнакомый мужчина некое время стояли друг против друга.

Они встретились взглядами. Иван Ильич смотрел устало, но в его глазах было что-то такое, что говорило о вечности, и в то же время виделось неопознанное. Лукавый старческий взгляд сразил взгляд властного мужчины, который гордо смотрел поверх всего; мужчина чудным образом смог увидеть в глазах старика удивительно молодую душу. Мужчина отвернулся в сторону, как будто о чем то задумался, потом достал из карманы деньги, сунул их Ивану Ильичу и быстро зашагал прочь. Старик еще некоторое время смотрел ему вслед, потом молча поднял на спину свой огород и степенно пошел дальше. Денег он не взял. Его глаза улыбались, и вся душа его наполнялась счастьем. Он очень любил свой огород.

Copyright © 2011, Мария Пелевина
Рассказы публикуются в авторской редакции

Copyright © 2011 Форум-фестиваль "Капитан Грэй"
Copyright © 2011 Елена Волосникова и Елена Фомина, логотип
Сайт изготовлен с использованием Notepad++  Мурманская областная общественная молодёжная организация "Крылья"  Митерия (ресторан) "Мама на Даче"  Пекарня "Полярное солнце"  Кафе "PIZZA 51" бар  Хостинг от R01.RU